«На словах все за, но...» Как беларусы выступили против разработки торфа в пойме Дитвы

Пойменному лесу в междуречье Дитвы не повезло. 982 гектара земли в 2016 году включили в разрабатываемый фонд Стратегии сохранения и рационального (устойчивого) использования торфяников, а в 2017 вспомнили об этом.

04.05.2017 Грамадства Крыніца: Багна Фота: Дзмітрый Іўчанка

«Мы очень надеемся, что наши доводы будут услышаны», — пишут в обращении в райисполком жители Лиды и района. 321 человек этой весной подписались против разработки торфа в пойме реки Дитва, одной из немногих в районе, которую не тронула советская мелиорация. Тем временем идёт подготовка к осушению местности, на которой в 2013 году были зарегистрированы гнездовья глобально угрожаемых видов птиц.

Пока разработка не начата, и по словам местных жителей, в лесах только вырубили визиры, другими словами, очистили от зарослей тонкие полоски леса. Эксплуатацией нынешнего междуречья, а в перспективе — торфяного месторождения, будет заниматься ОАО «Торфобрикетный завод Лидский». Активисты «Багны» решили узнать из первых уст о будущем поймы.

О беспокойстве местных спросили начальницу производственного отдела Светлану Манюк. Она ответила по телефону скороговоркой.

Месторождение «Дичанское» существует и является перспективным участком для добычи торфа. РУП «Белгипротопгаз» сейчас делает технико-экономическое обоснование. В 2017 году планируется разработка проектно-сметной документации, но, по словам Светланы Манюк, могут и не успеть до конца года, а потому разработки торфа в 2017 году точно не будет.

Местный житель Василий случайно узнал о планах в отношении болота, их обсуждают буквально все. Он, как и ещё 320 человек, подписался за то, чтобы сделать территорию охраняемой. Кто-то побоялся.

Фото Дмитрия Ивченко

«На словах все за, а подписаться не хотят. Молчат начальники, хотя тоже хотят сохранить пойму, — говорит Василий. — Мы хотим, чтобы сюда не пришёл торфобрикетный завод, потому что место превратится в пустыню. В деревне рядом будет не открыть окно, занесёт песком. А не дай Бог пожар — и станет как в прошлом году, когда Лида была вся в дыму. Горело у Докудово…».

«Все хотят, чтобы не осушали, но сильно не афишируют. Боятся, что ли…», — говорит Юрий Квач, житель Лиды и член ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

13 апреля Лидский райисполком получил подписи. На момент публикации статьи местные власти никак не отреагировали на заявление жителей. Согласно закону, ответ на обращения граждан должны дать в течение двух недель.

После этого местные жители планируют обратиться в Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды.

«Сейчас это река в два рукава. А что они, сделают её тонкой, как ниточка? Тогда никакого болота не останется, — добавляет Василий. — Я это место облазил на своих четырёх и оставил ему лучшие годы. Это уникальная земля около Лиды и единственное место, недоступное для людей и машин».

«Это дикое место, не испорченное людьми. Тут бывают только охотники и лесничий», — говорит Юрий Квач.

Поймы сейчас разрабатывают нечасто. Такой вывод можно сделать из высказывания ведущей научной сотрудницы «Института природопользования НАН Беларуси» Нины Тановицкой в ноябре 2015 года.

Подтверждает учёный-геоботаник Олег Созинов: «Осушать пойму в ХХI веке — это абсурд, на мой взгляд. Гидрология уже отошла от спрямления рек и нарушения поймы. Такие примеры были ещё при СССР: Лидейка у деревни Докудово», — говорит он. Лидейка превратилась в канал, вокруг которого добывают торф.

 

Почему Дитва особенная?

Дитва — одна из немногих неканализированных рек Беларуси. К слову, проектов по восстановлению русел рек у нас было всего два или три, и те неоднозначны. А потому река имеет мало шансов стать прежней после разработки.

В своём обращении жители Лиды и Лидского района утверждают: место создано для туризма, а не промышленности. Как раз сейчас идёт работа по  оформлению водного экологического маршрута по реке на участке от трассы М6 Минск-Гродно до впадения в Неман.

По данным полевых исследований 2013 года, в пойме Дитвы обитает 67 видов птиц, в том числе, 6 видов из Красной книги. Сюда прилетает кормиться большая белая цапля, гнездятся коростель, большая и малая выпь.

Два глобально угрожаемых вида — дупель и вертлявая камышовка — гнездились на Дитве в 2006-2008 годах. В пойме зарегистрировано 16 видов, имеющих неблагоприятный статус угрозы.

При весеннем разливе в пойме создаются благоприятные условия для водно-болотных птиц. Всё вышеперечисленное, а также высокий уровень биоразнообразия делают территорию у реки Дитва соответствующей критериям для получения статуса заказника.

Особо охраняемое торфяное месторождение

Примечательно, что неподалёку находится уже созданный в 2010 году гидрологический заказник местного значения «В пойме реки Дитва». Вороновская инспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды на своём сайте называет его «Особо охраняемая природная территория — ценное торфяное месторождение в пойме реки Дитва». И в целом это правда.

Как уточнили в инспекции, заказник создан в 2010 году на территории обводнённой торфоразработки. О новых планах добычи ничего сказать не могут, но уверены: она невозможна, да и добывать нечего.

Заказник, согласно решению Вороновского исполкома, передан под охрану Лидскому лесхозу. В свою очередь, в лесхозе уточнили, что планы на разработку есть, она планируется в пойме Дитвы, где сейчас охотхозяйство. Охраняемой обсуждаемая территория не является.

Охранять редкие биотипы, а не целый заказник

Изменятся ли эти планы, станет известно в мае, когда в междуречье приедет научная экспедиция.

«Судя по снимку из космоса, с большой вероятностью есть биотопы, которые по ТКП являются редкими, их можно обследовать  и оформить охранное обязательство и паспорт, — говорит геоботаник Олег Созинов. — А если есть заросли осоки — будут и виды, подлежащие охране».

В таком случае всё зависит от того, кто окажется быстрее, экологи или энергетики. Оформление охранных обязательств для биотопов займёт несколько месяцев.

К идее о создании заказника Олег относится скептически. Его нет в плане по созданию ООПТ, к тому же, для небольшой территории охрана биотопов более действенна, чем охрана в заказнике местного значения:

«Каждый лесничий говорит: «Мне не нужно знать, кто тут водится, нужно — знать, что можно и нельзя в этом выделе», — цитирует учёный.

Зачем умирающей отрасли живое болото?

Двигатель процесса со стороны главного актора — торфобрикетного завода — экономическая выгода. Ещё в 2014 году дирекция завода под Лидой заявила о постройке нового мобильного цеха по переработке торфа, который можно перемещать от одного небольшого месторождения к другому.

Похоже, так и случилось.

По словам Олега Созинова, залежи в пойме Дитвы скорее всего неглубоки, 2-3 метра. А значит, не получится заработать на разработке небольших площадей месторождения. Печально известная площадка у заказника на болоте Докудовское, которую в 2014 году получил завод, занимает 292 гектара. Площадка на Дитве в несколько раз больше.

Карта-схема торфяных месторождений и болот Лидского района

Найти залежи и разработать лучшие 

Рамки противостоянию энергетиков и экологов с 2015 года задают два документа: «Стратегия по сохранению и рациональному (устойчивому) использованию торфяников» и «Схема распределения торфяников по направлениям использования до 2030 года».

Благодаря этим документам, 99 000 гектаров земель отдано под разработку. Создатели документа заявили, что речь о неэффективных сельхоз землях и участках, покрытых лесом. Как оказалось на обсуждениях с общественностью в 2015 году, ещё часть территорий — предмет компромисса.

Это участки, на которые горный отвод сделали до выхода документа, либо которые не отдали местные власти, согласовывая локальные схемы торфяных месторождений. Территория поймы, вероятно, относится к таким участкам.

99 000 гектаров должно хватить торфодобывающей отрасли на 15 лет, говорили в 2015 году разработчики.

Однако есть риск, что, в своёмстремлении максимизировать прибыль, и без того убыточная торфяная отрасль выберет лучшие участки. А значит, под угрозой окажутся одновременно богатые торфом и находящиеся вблизи профильных заводов территории.

ОВОС: деньги заказчика или пойма реки? 

Во время обсуждения Стратегии и Схемы ситуация была очевидна. Разработчики стояли в оппозиции общественности: защитить ценный объект можно при помощи такого инструмента как общественное обсуждение оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

ОВОС должен проводиться при передаче территории под разработку. «Если обнаружится краснокнижный вид растений или животных, по закону добычу можно запретить», — звучало на встрече.

Обсуждения ОВОС для поймы Дитвы пока не было, и оно возможно лишь после того, как для месторождения подготовят документацию.

К тому времени учёные точно будут знать, насколько ценна территория. Но и торфозавод уже вложит деньги, а потому острее встанет проблема проведения обсуждения на слишком позднем этапе. Заказчик может понести убытки.

Несмотря на это, «от разработки должны будут отказаться, если станет ясно, что потенциальные риски выше потенциальной прибыли», — уверен Олег Созинов.

Материал подготовлен при поддержке Coalition Clean Baltic

  • Текст обращения местных жителей читайте по ссылке
ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 04.05.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.