Вторая жизнь лабрадора Аньки, которая 9 лет искала наркотики на беларусской границе

У служебных собак всё может быть так же, как у людей. Можно выйти на пенсию и ощутить себя никому не нужным. А можно начать вторую жизнь – переехать в уютный дом с садом, выучить английский и совершать ежедневный неспешный моцион с детьми. 
 

05.10.2017 Грамадства Аўтар: Елена Волковская Фота: Елена Волковская

«Отдаю Аньку в добрые руки…», – этими словами прежний хозяин собаки, а вернее будет сказать, воспитатель и начальник, поставил точку в её девятилетней службе на границе.

«Мы дадим этой собаке всё самое лучшее, что мы можем ей дать…», – такими словами новые хозяева Аньки открыли для неё вторую жизнь и приняли «пенсионерку» в свою большую семью.

Вообще-то в документах у собаки записано очень солидное имя – Ангора, но все звали её Анька. С новой хозяйкой они, выходит, тёзки, в чём сама женщина, Анна Джеймс, видит хороший знак, хоть теперь это и повод для многочисленных шуток в семье.

«Надо же было случиться такому совпадению! – удивлённо говорит Анна. –Ну не будем же мы в таком возрасте собаке новую кличку давать, ладно, Анька и Анька. Главное, что муж не путается в именах: он англичанин и, пока я ему не объяснила, не знал, что Аня и Анька – одно и то же имя».

Анна с детства мечтала иметь собаку, даже пыталась по очереди с братом притаскивать домой щенков. Но квадратных метров явно не хватало – с ними жили ещё и бабушка с дедушкой, поэтому щенки довольно быстро отправлялись в деревню к дяде.

Сейчас у Анны уже своя большая семья: муж и трое детей. Недавно они переехали жить в частный дом, сразу же затеяли ремонт, поэтому вопрос о том, чтобы взять домашнего питомца отодвинулся до окончания работ по благоустройству. Но всё же Анна частенько просматривала объявления в группе «Доброта», иногда переводила им небольшие суммы денег для помощи животным.

«Это объявление меня сразу «зацепило», – делится Анна, – там было написано, что, если собаку никто не возьмёт, её усыпят. Когда-то одна женщина, сын которой работал на границе и взял отслужившую собаку себе домой, рассказывала мне, насколько умная была та собака. Я поговорила с мужем и написала, что мы хотим забрать лабрадора».  

Волонтёры приюта «Доброта» рассказали, что из тех, кто откликнулся на их пост, семью Анны выбрали именно из-за наличия частного дома: собака жила в вольере, ей привычнее будет более открытая территория, чем квартира.

По словам новой хозяйки, сначала Анька сидела возле двери и ждала – вдруг за ней вернутся, но достаточно быстро освоилась. Собака оказалась очень добродушной, абсолютно ни на кого не лает, зато всех старательно обнюхивает – издержки бывшей профессии.

Муж Анны, Тревор Джеймс, просил кинолога привезти вместе с собакой её старую миску или ошейник для уменьшения стресса: чтобы у неё были на новом месте знакомые предметы. Но всё это казённые вещи с инвентарными номерами, списать их очень проблемно.

«Мы сразу купили собаке всё необходимое. На данный момент она здорова, нам привезли ветеринарный паспорт. Стараемся побольше с ней гулять, купили специальный корм, подходящий для её нынешнего образа жизни. Мне кажется, собака отнеслась к нам хорошо, она получает сейчас много внимания, любит, когда её гладят и чешут. Спала с нами в спальне, но на кровать не пыталась залезть, чему я рада. А уж как рады Аньке все наши дети – не передать!»

н

Прекрасная дрессировка животного – большой плюс: собака выполняет все команды безоговорочно, с первого раза. Тревор учит Аньку выполнять приказы, озвученные по-английски, а сам учится произносить команды по-русски.

По словам кинолога, принцип тренировок для животных, которые ищут наркотики, заключается в игровом натаскивании на поиск любимой игрушки, поэтому такая работа не отражается на их здоровье или психике. Сотрудник, работавший с Анькой, охарактеризовал её как добрую, отзывчивую и ласковую. Последние два года собака начала терять нюх, поэтому почти не работала. 

Как сообщили работники Брестской таможни, они не отправляют собак на усыпление, а пристраивают в добрые руки. На их памяти только два случая усыпления животных, оба из-за неизлечимых болезней. 

«Это первый случай обращения к нам от таких серьёзных структур, – говорит Наталья Шереметьева, волонтёр приюта «Доброта». – Мы этому рады, нам бы очень хотелось, чтобы кинологи Брестской таможни и дальше обращались к нам за помощью. 

Мы предупреждали людей, которые готовы были взять собаку о том, что после 9 лет работы с наркотиками возможно всякое развитие событий, могут возникнуть болезни, связанные с такого рода деятельностью. Но когда человек предупреждён и настроен решительно, его ничто не испугает.

Возраст Аньки по человеческим меркам уже за 50 лет. Но она очень хорошо выглядит, достаточно поджарая, видно, что уход был прекрасный». 

Как рассказала Наталья, для приюта «Доброта» история Аньки началась около месяца назад совсем с другого пса: простой дворняги, которая жила на пограничном переходе «Варшавский мост» с беларусской стороны. Его подкармливали и проезжавшие люди, и сердобольные сотрудники таможни. Пёс не подходил к людям близко, был диковат.

Наталья оставила на границе свой телефон всем, кому только смогла – решила забрать беспризорника в приют. И однажды раздался звонок: «Это с границы по поводу пса. Сегодня в ночь будет работать пограничник, которому он даётся в руки, он сможет вывести вам собаку. Приезжайте, потому что на завтра вызвали отлов».

Наталья отложила все дела и помчалась на границу. Назвали пса Рэм, сейчас он в приюте, проходит период реабилитации и социализации. 

«Примерно через неделю мне опять позвонил кинолог с границы, – рассказывает Наталья, – расспросил о псе, а потом спросил, не могли бы мы срочно пристроить ещё одну собачку, так как у них грядёт какая-то серьёзная проверка. И рассказал про Аньку. Мы экстренно расставили посты об этом во всех группах соцсетей. К счастью, всё сложилось как нельзя лучше. 

Хорошо, что есть такая возможность – отдать отслужившую собаку хорошим людям. Когда собака живет в твоей семье, она её член, кусочек твоей души. Когда она служит – это как рабочий инструмент, как стамеска для столяра: отслужила свой срок, берут новую. Замечательно, что такие неравнодушные люди у нас на границе работают!».

Тревор Джеймс, новый хозяин Ангоры-Аньки, доволен своей питомицей и рад, что Брест – город не без добрых людей:

«К сожалению, во многих странах есть такая возмутительная практика: собаки служат стране, защищают её, а когда животных нельзя больше использовать, их усыпляют. Это равносильно смертной казни. Но ведь собака не совершила никакого преступления!!!» 

Кстати, ранее житель Бреста англичанин Тревор Джеймс рассказал Брестскому Зелёному порталу о некоторых «зелёных» моментах жизни в Англии, своих «экошалостях», Королевском обществе защиты птиц и отличиях Лондона и Бреста.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 05.10.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.