Flower power

О городском ландшафтном дизайне и природных садах, о том, как не превратиться в раба собственного сада и где следить за трендами ландшафтного искусства говорим с садоводом Александрой Сосно

Сначала был небольшой палисадник – пионы, сирень, маки, ирисы, лилейник, дельфиниумы, флоксы – как у всех. Потом – выложенный камнями и дёрном водоём объёмом с ведро и привезённые с Кальварийского рынка Вильнюса первые розы, зачахшие от неумелого ухода. В ходе экспериментов сад постепенно отвоёвывал территорию у огорода и в итоге расположился на шести сотках земли. На эксперименты Александру вдохновляли частные сады из журнала «Вестник цветовода».

– Там не обсуждалось выращивание красивой настурции или рассада бархатцев, –рассказывает Саша. – Журнал был интеллектуальный, статьи печатались не только на садоводческие темы. Если темой номера берётся, к примеру, сирень, то она будет не только в ландшафте, но и в искусстве – литературе, живописи. И, конечно, много фото хороших садов. Там, например, я впервые увидела сад известного ландшафтного дизайнера Людмилы Белых.

Сашин сад вскоре также оказался на страницах журнала – сначала отмеченным жюри конкурса «В поисках райского сада», а через пару лет – в роли победителя, которому полагалась поездка в Нидерланды с посещениями всемирно известных частных садов.

– Поездка очень расширила сознание. Много всего и сразу увидели в садах Аппельтерна – это выставочное пространство с множеством авторских садов. Побывали и в водных садах Ады Хофман, и в садах Мин Руйс, и в небольших частных садах Амстердама – как раз проходили Дни открытых дверей, когда любой житель города может открыть свой сад для посещения. Это тем интереснее, что ты попадаешь в личное пространство – где-то на террасе обедает семья, тебе машут, стоят коляски, велосипеды – всё живое и для жизни. Таким образом мы попали даже в частный сад мэра Амстердама. Из тех садов запомнился сад Музея Библии, где были собраны все растения, в Библии упоминающиеся.

Больше всего меня впечатлил Сад фантазий ума Хэнка Илмерса. Он создан из предметов со свалок – сад старьёвщика, по сути. Хозяин-флорист делал всё вручную.  Конструкции из ванн, корыт, тазиков сочетаются в композиции с простыми растениями, и вещи таким образом проживают свою вторую жизнь.

С лилейниками, горянками и кровохлёбками, провезёнными контрабандой в ручной клади, Александра вернулась в Сморгонь и устроилась на работу ландшафтным дизайнером в ЖКХ. С тех пор для покраски городских элементов типа скамеек и перил стали использовать сурик – Саша сумела довести до городских властей, что это важно:

– Тогда начинаешь обращать внимание на главное – на архитектуру, насаждения. А когда перила мостика красят в изумрудный цвет – это выбивается из общего ансамбля. Или когда скамейка разрисована в полоску – это украшательство, гнездо шалашника, который в подобном стиле украшает дом для привлечения самки. В беларусском пейзаже какие цвета? Традиционный цвет состаренного дерева – дизайнеры используют специальную пропитку, чтоб его добиться. Коричневый, чёрный, зелёный, белый, элементы красного. С чем это можно сравнить? Деревенская хата, бусел – от этого можно отталкиваться.

Вообще, работа в ЖКХ – это был опыт, удачный или неудачный – не могу сказать. Мне хотелось изменить городской ландшафтный дизайн в сторону большего использования многолетних растений. У нас же культ однолетников, которых сажается огромное количество. Причём в сморгонской теплице ЖКХ выращивается их меньшая часть. В невероятных объёмах закупаются в различных хозяйствах сальвии, петунии, цинерарии, бегонии для парадных клумб у исполкома – стоит всё это очень и очень дорого. И так происходит каждый год – лето и часть осени растения порастут-поцветут, затем их выбрасывают. Мне выделяли деньги на кустарники, хвойные и многолетники с непременными ремарками «Как это дорого», и в то же время тратили в четыре раза больше на однолетние растения.

– Что движет в этом случае работниками ЖКХ, как ты думаешь?

– Они так привыкли – на площади должны всегда цвести цветы, присутствовать торжественность. Но это прошлый век, советское наследие. Растения как люди – они меняются, стареют. Использование же однолетников – это как продление вечной молодости. Если посмотреть на европейские города – в городском озеленении широко используются злаки – вейники, мискантусы. Это намного дешевле и не так трудозатратно.

– Из задуманного тебе что-нибудь удалось сделать?

– Мне позволили сделать пару цветников возле фонтана, но до конца всё осуществить я не успела – не выдержала прессинга и ушла.

– Прессинга?

– Я несколько раз обожглась на попытках работать в государственных структурах, в том числе и в ЖКХ. Разброд и шатание внутри. Решения меняются внезапно: «Разворачивайтесь, никуда не едем, потратим деньги на однолетники». Очень малая часть людей понимала, что я хочу сделать. Мне давали рабочих, которые с трудом передвигались с похмелья, меня не обеспечивали ни транспортом, ни инструментами. На мои заявления практически не было реакции, невозможно было работать в полную силу, чтоб не думать, например, как отвезти рабочих на объект. Потом я стала возить их на своей машине, кормить, отвозить обратно. Люди не понимали стратегию – зачем я делаю данный цветник в этом году, если он понадобится только через два года на празднование какого-нибудь юбилея.

Я предлагала сажать сосны и ели – всё упиралось в непонимание начальства. Но вот, спустя годы, сосны наконец посадили вдоль улицы Якуба Коласа в микрорайоне Восточный – я рада.

    – Кроме сосен чему ещё?

    – В последнее время замечаю много новых посадок в городе – туи, кустарники. Правда, они почему-то часто «выпадают». Вот ещё – в городе установили скамейки со спинками. Они ненавязчивые, хорошо смотрятся, удобны. Хотелось бы, чтоб и в парке такие появились вместо нынешних лавок без спинок – они уместны разве что у магазинов и остановок. К сожалению, пока наша городская среда не рассчитана на людей, чтобы те могли прийти в парк на барбекю или поиграть в настольные игры.

    – Какую среду ты создаёшь у себя? Расскажи о своём саде.

    – Я двигаюсь в сторону «природности». Даю свободу своим растениям, они сеются где хотят, я занимаюсь лишь художественной прополкой. Когда отцветают наперстянки – хожу и рассеиваю их по всему саду. Коровяки сеются сами, они разбросаны столпами по саду и держат композицию. Вейник остроцветковый даёт волну, массивы – это зопник Рассела, лилейники, посконники, шалфей дубравный. Мне нравится, когда есть баланс. В местах, где растения растут давно и заняли всё свободное пространство, нет сорняков.

    Люблю использовать живые изгороди для садовых комнат – таким образом я разгораживаю пространство. Это, наверное, желание спрятаться, но, в то же время, всех видеть. По этой причине я никогда не сделаю перед своим домом сплошного забора из металлопрофиля: хочу наблюдать, что происходит за ним.

    Я склоняюсь к тому, чтобы не обрезать растения сразу после их отцветания. По мне, стадия умирания – это самое лучшее в саду. Ничего не могу представить красивее, когда на засохших растениях лежат шапки снега. А весной можно всё обрезать и бросить на землю в качестве мульчи.

    Я за то, чтоб использовать местную флору. Хотя тоже прошла через этап коллекционирования – покупала всё новое, мучилась, нянчилась с прихотливыми образцами. Теперь мне нравится то, что напоминает природные виды. Я люблю видовые растения – это значит не сортовые. В прошлом году, например, на рынке были куплены лилейники Миддендорфа и Дюмортье, чем я очень довольна.

    Перед посадками я просматриваю много литературы. Не с целью скопировать конкретный кусок сада, а чтоб настроиться на волну. И много наблюдаю за сочетаниями растений в природе, чтобы приблизиться к понятию «природный сад».

    – В большинстве беларусских садов работают другие принципы. Можешь их проанализировать и выявить тенденции?

    – Я научилась принимать то, что люди разные и они делают сады по своему подобию. Но вообще, часто человек, увлёкшись садоводством, проходит разные стадии, первая из которых – собирательство, когда у тебя много растений по одному экземпляру, и каждый ты трепетно лелеешь. Людям кажется, если они накупят много всего по одному, то сразу будет красиво.

    Распространённый приём в наших широтах – выкопать в газоне ямку и вставить в неё одинокое дерево или куст. В таких посадках нет логической связи, это всё равно что хаотично расставить мебель по дому без соблюдения законов функциональности и композиции.

    В сад можно гармонично вписать фарфор, железо, стекло, камень, дерево. Пластмассовые элементы типа пальм из бутылок не кажутся мне здесь органичными. Из пластика сделаны сугубо утилитарные вещи – шланг, ведро, лейка – мы используем их в обиходе, но не выставляем напоказ. Ярко-зелёная газонная лента, торчащая из земли приводит к цветовому диссонансу.

    Может быть, от недостатка средств или от того, что хочется сделать всё самим, наши люди редко обращаются к специалистам. Я уважаю это желание – пройти самостоятельно через все этапы. Но не надо сразу покупать растения. Очень хочется, но не надо. Сперва стоит определиться с тем, где тебе будет комфортно. Если не получается – обратиться к тому, кто сможет помочь. Может быть, и не к одному человеку: своего специалиста найти сложно. Есть масса рекламы с красивыми картинками, а в портфолио – гномики и отсыпки цветным щебнем. Прежде всего нужно решить для себя, что ты хочешь видеть каждый день, выходя на улицу. Сад – это продолжение дома. И важно, чтобы он не отнимал у тебя всё свободное время и не превращал в раба, требуя постоянных прополок, стрижек и подкормок.

    – Например? Что может превратить человека в раба собственного сада?

    – Например, растения-экзоты, которые в нашем климате не выживают без того, чтоб над ними не трястись. Часто это нежные хвойные, которые горят каждую весну, как свечки. Дальше – газон, который раз в две недели надо косить, регулярно поливать, подкармливать, пропалывать, подсеивать, вычёсывать. А можно расслабиться и не иметь газона. Или обязательный ежевечерний полив. Я практически ничего не поливаю, только если вижу, что какому-то растению действительно плохо в период долгой засухи. Розы, требующие зимнего укрытия, растения, которые нужно выкапывать, рододендроны, однолетники – всё это требует излишних усилий, от которых можно себя предусмотрительно избавить.

      – Что ты читаешь, чтоб быть в теме? Где следить за тенденциями тем, кто хочет создавать комфортное пространство вокруг себя?

      – Прежде всего, я бы порекомендовала подписаться в Facebook на харьковского ландшафтного архитектора Марину Крячко и московского ландшафтного дизайнера Людмилу Белых. Обращайте внимание на комментаторов – там много интересных людей, связанных с садоводством. Если говорить о мировых именах, то назову нидерландского ландшафтного дизайнера Пита Удольфа – это родоначальник современного течения в садовом искусстве, называемого «новой волной». Сады новой волны – это сбалансированные сады из многолетников с умелым вписыванием в ландшафт. Чтобы лучше понять, ознакомьтесь с его работами – например, с Хай Лайн в Нью-Йорке – парком на заброшенном железнодорожном мосту. И, конечно, из главных рекомендаций – ежегодная выставка цветов в Челси, где можно следить за мировыми тенденциями в садовом искусстве.

      ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

      Падзяліцца: 09.08.2017

      Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.