Узкоколейка торфозавода в Лидском районе возит туристов по чёрным полям

Железная дорога — это почему-то всегда о детстве. Стук колес, запах мазута, мечта покататься в кабине машиниста, а еще мчать на поезде в какие-то далекие края и чтобы за окном обязательно было море. Или хотя бы река или большое озеро, чтобы прилипнуть к окошку и смотреть на воду. Все реально: в Лидском районе есть маленькая, но очень гордая железная дорога, которая обслуживает торфобрикетный завод «Дитва». Узкие, шириной 750 миллиметров, пути проходят мимо лесов, заброшенных хуторов, сельских дорог, черных торфяных полей и «почти-как-море» озер. С недавнего времени здесь стали проводить экскурсии для всех желающих.

11.10.2017 Грамадства Аўтар: Ольга Комягина Крыніца: Tut.by Фота: Катерина Гордеева

Инициатором и идейным вдохновителем таких вояжей стал минчанин Артем Слизкий. Все начиналось в детстве: однажды, отдыхая в деревне у бабушки, заметил около дома необычные маленькие рельсы. Оказалось — узкоколейка. Любознательный мальчик стал искать подобные железные дороги по всей Беларуси, читать специальную литературу, рисовать схемы сохранившихся маршрутов.

Сначала путешествовал по ним сам, а потом решил рассказать и другим о необычных железных дорогах нашей страны. Оформил ИП, создал сайт по истории узкоколеек и стал организовывать экскурсии. Правда, говорит, развитие такого вида туризма идет неспешно.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

Узкоколейки в Беларуси стали строить в середине позапрошлого века параллельно с обычной железной дорогой. Пути шириной в 750 миллиметров появлялись там, где тянуть полноценную ветку было экономически невыгодно.

Такая миниатюрная дорога соединяла небольшие населенные пункты и активно использовалась на лесозаготовках и промышленных предприятиях. Например, узкоколейка была между Браславом и Друей.

Со временем необходимость использовать узкоколейку в пассажирских и грузовых перевозках отпала. Почти все пути в 40−50-х годах прошлого века были разобраны. Вторую жизнь узкоколейка получила уже в 60-х годах, когда повсеместно стали строить торфобрикетные заводы. Сейчас в Беларуси маленьких железных дорог около 30, протяженность каждой — от пяти до тридцати пяти километров, все используются в торфяной промышленности.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

В Лидском районе — одна из самых крупных узкоколеек, длиной почти 30 километров. Есть здесь и узел, соединяющий узкоколейку с обычной железной дорогой, — там производится перегрузка торфа в обычные грузовые вагоны.

Открытое акционерное общество «Торфобрикетный завод Дитва» — одно из самых крупных предприятий на территории Беларуси по добыче торфа и производству топливных брикетов, древесного угля, удобрений «Биогумус». Здесь работает около 240 человек. В сезон предприятие добывает более 100 тысяч тонн торфа.

«Неужели это кому-то интересно?»

Когда Артем в первый раз позвонил на лидское предприятие и попросил разрешить ему привезти на узкоколейку туристов, на торфобрикетном заводе очень удивились: мол, "Неужели это кому-то интересно?", но все же выделили для туристических целей тепловоз и вагон. Хотя нет, не так: здесь хочется все называть в уменьшительной форме — вагончик и тепловозик. И стоять на перрончике в ожидании составчика.

Несмотря на то что узкоколейка выглядит игрушечной, — это полноценная железная дорога, настоящий источник повышенной опасности. Перед экскурсией с нами проводят инструктаж по технике безопасности: из окон не высовываться, на балконе тепловоза во время движения не стоять, к подвижному составу близко не подходить и внимательно смотреть по сторонам.

Все, поехали.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

По словам Артема, не на всех предприятиях есть пассажирские вагоны, которые можно использовать для экскурсий. В «Дитве» же такой состав имеется: в будние дни, кстати, «экскурсионный» поезд возит рабочих завода.

Мягкая черная земля и почти море

Состав делает по пути три остановки. Сначала можно посмотреть, как на полях добывается торф, походить по необычайно мягкой черной земле. Раньше здесь были болота, которые ради добычи осушили.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

— Многие говорят, что добыча торфа экологически вредна. У меня тоже есть вопросы к данному виду промышленности, однако пока так получается, что торф все-таки добывают и узкоколейки есть только на торфобрикетных заводах Беларуси. Чтобы показать этот транспорт всем желающим, надо ехать именно на эти предприятия — других подобных дорог в Беларуси не сохранилось, к сожалению. Хотя интерес к ним есть. Например, польские туристы просто «повернуты» на железных дорогах. Там у них все по-другому: если где-нибудь осталась узкоколейка, то вся округа старается сделать из нее туристический объект. У нас, к сожалению, совсем не так, — рассказывает Артем, пока наш состав едет на следующую остановку.

Поезд здесь может развивать скорость до 40 километров в час, но мы едем чуть медленнее — 20−25 километров. Мимо проплывают заболоченные поля — территория, которую вернули природе года два тому назад. Здесь уже живут птицы, на водопой приходят звери из леса, а пути узкоколейки проходят, кажется, по самой кромке воды.

— Вот тебе и море, — говорит один из туристов.

Из окна вагона можно увидеть несколько лебединых семей, которые совершенно не боятся приближающегося поезда, бакланов, которые пока все-таки опасаются тепловоза, орлов и ястребов, которые сидят на путях. Вся эта живность неизменно вызывает восторг у туристов.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

Поезд останавливается около понтонного моста. Пока состав маневрирует, можно прогуляться, сфотографироваться на фоне путей, уходящих вдаль, встретить охотников или работников завода, осмотреть специальную торфодобывающую технику и расспросить о технологическом процессе добычи топлива, а еще погулять около затопленных полей в надежде увидеть какую-нибудь необычную птичку.

— Болото как болото, — с улыбкой глядя на восторженных туристов, пожимает плечами машинист Андрей. Он уже более 15 лет водит здесь состав и к пейзажу привык — не впечатляет. Только с напарником Валерой вспоминают, как нашли около путей маленького лисенка — сфотографировались и отнесли в лес.

 Катерина Гордеева, TUT.BY

— А вот и местная достопримечательность, — показывает Валера в сторону старого дома, около которого в это время идет бабушка. — Она уже старенькая и живет одна, но сама управляется с большим хозяйством: и косит, и огород сажает, и скотинку держит.

Машинист машет рукой — бабушка останавливается и машет в ответ.

А на обратном пути нас даже пускают в кабину машиниста. Детские мечты должны сбываться!

…"Узкоколейная" экскурсия продолжается чуть более полутора часов. Мы возвращаемся на территорию завода, где можно осмотреть технику в цехах, прогуляться по перрону и станции, сфотографироваться на фоне промышленных пейзажей. Говорим с Артемом о том, что туризм такого толка в Беларуси имеет большой потенциал, и замечаем, что неплохо было бы предлагать горячие обеды после вояжа. На предприятии обещают подумать. А мы теперь хотим вернуться сюда зимой: узкоколейка, тепловозик и вагончик — те же, а пейзажи, говорят, не менее впечатляющие.

Чтобы съездить на экскурсию по узкококлейке, надо написать на электронную почту 750mm.by@gmail.com или заполнить заявку на сайте 750mm.by. Экскурсию проводят после того, как набирается группа. Цена — 35 рублей (сюда входит проезд из Минска и обратно и экскурсия по железной дороге).

 

Как беларусы выступили против разработки торфа в пойме Дитвы

Как сообщала Багна, 982 гектара земли в 2016 году включили в разрабатываемый фонд Стратегии сохранения и рационального (устойчивого) использования торфяников, а в 2017 вспомнили об этом.

«Мы очень надеемся, что наши доводы будут услышаны», — писали в обращении в райисполком жители Лиды и района. 321 человек этой весной подписались против разработки торфа в пойме реки Дитва, одной из немногих в районе, которую не тронула советская мелиорация. Тем временем идёт подготовка к осушению местности, на которой в 2013 году были зарегистрированы гнездовья глобально угрожаемых видов птиц.

Пока разработка не начата, и по словам местных жителей, в лесах только вырубили визиры, другими словами, очистили от зарослей тонкие полоски леса. Эксплуатацией нынешнего междуречья, а в перспективе — торфяного месторождения, будет заниматься ОАО «Торфобрикетный завод Лидский». Активисты «Багны» решили узнать из первых уст о будущем поймы.

 

Почему Дитва особенная?

Дитва — одна из немногих неканализированных рек Беларуси. К слову, проектов по восстановлению русел рек у нас было всего два или три, и те неоднозначны. А потому река имеет мало шансов стать прежней после разработки.

В своём обращении жители Лиды и Лидского района утверждают: место создано для туризма, а не промышленности. Как раз сейчас идёт работа по  оформлению водного экологического маршрута по реке на участке от трассы М6 Минск-Гродно до впадения в Неман.

По данным полевых исследований 2013 года, в пойме Дитвы обитает 67 видов птиц, в том числе, 6 видов из Красной книги. Сюда прилетает кормиться большая белая цапля, гнездятся коростель, большая и малая выпь.

Два глобально угрожаемых вида — дупель и вертлявая камышовка — гнездились на Дитве в 2006-2008 годах. В пойме зарегистрировано 16 видов, имеющих неблагоприятный статус угрозы.

При весеннем разливе в пойме создаются благоприятные условия для водно-болотных птиц. Всё вышеперечисленное, а также высокий уровень биоразнообразия делают территорию у реки Дитва соответствующей критериям для получения статуса заказника.

ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 11.10.2017

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.