Российский физик-атомщик: План защиты населения Литвы на случай аварии на БелАЭС - шаг правильный, но недостаточный

План защиты населения на случай чрезвычайных ситуаций на Белорусской АЭС от МВД Литвы - это шаг в правильном направлении. Однако он недостаточный. Так считает российский физик-атомщик эксперт Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский.

18.10.2018 Вакол свету Аўтар: Дмитрий Семёнов Крыніца: Delfi.lt

Зону планирования защитных мероприятий, в том числе эвакуации населения, необходимо увеличить хотя бы до 50 километров вместо нынешних 30 и, по-хорошему, следовало бы включить в него Вильнюс. Такой документ необходим в связи с тем, что в целом работа АЭС - это всегда небезопасное мероприятие. А если мы говорим о проекте Росатома в Островце, то риски становятся гораздо выше, полагает эксперт.

DELFI удалось поговорить с Андреем Ожаровским на форуме Бориса Немцова, прошедшем в Праге, о плане эвакуации, а также безопасности, окупаемости и целесообразности проекта строительства БелАЭС в Островце.

- Министерство внутренних дел Литвы обновило План защиты населения на случай возникновения чрезвычайных ситуаций и аварий на БелАЭС в Островце. Он предполагает эвакуацию примерно 6000 человек в радиусе 30 километров от очага инцидента. Как вы его в целом оцениваете?

 - Это правильный шаг в правильном направлении. Но это только первый шаг. Атомная станция опасна. Это понятно любому независимому от Росатома наблюдателю. Следовательно, для Литвы остается необходимой задачей готовиться к возможным радиационным авариям и катастрофам. Не то чтобы они обязательно произойдут сразу, как только атомная станция заработает, но международный опыт показывает, что когда люди не готовы, то получается такой ужас, как был в Чернобыле и на Фукусиме. Единственное, что я скажу, это то, что данный шаг должен иметь продолжение, потому что 30 км, конечно, недостаточно для зоны планирования аварийных мероприятий и зоны планирования защиты населения. Поэтому я ожидаю, что будут сделаны следующие шаги, которые включат и Вильнюс в это планирование.

Поясню - при планировании должно быть понятно, кто и как вывозит людей в зависимости от того, какое будет выпадение радиоактивных осадков, кто как эвакуирует музеи, кто как эвакуирует государственные учреждения. Хотя, с государственными

учреждениями обычно проблем нет. Но мы говорим об очень плотно населенном регионе. И шаг Литвы он, скажем так, не является чем-то новым. К сожалению, в Европе все еще есть достаточно много атомных станций, хоть и количество их сокращается. И можно сослаться на пример Бельгии, где правительство около года назад признало очевидный факт, что все население королевства в радиусе 100 км от какой-нибудь из атомных станций находится в потенциальной опасности. И они приняли решение раздать йодные таблетки всему населению страны. А это профилактическая мера. И сейчас соседние регионы Германии вплоть до Кельна занимаются тем же самым. И это правильно. К аварии надо быть готовым всегда. Тогда можно минимизировать ее последствия, потому что очень глупо верить рекламным проспектам Росатома и не быть готовым. Тогда мы не сможем избежать жертв.

Еще один пример - деревня Итатэ в Японии. Я там был лично. Это известный случай, показывающий насколько важно иметь план на расстояние большее, чем 30 км. Просто 30 км было придумано от бессилия во времена Чернобыля, когда провели вот этот круг. И мы знаем ситуацию теперь хорошо, что внутри 30-километровой зоны есть чистые места и за пределами этой зоны вплоть до 230 км вот сейчас есть отселенные деревни в Белоруссии (Краснопольский район Могилевской области), в которых радиометры показывают, что здесь по текущим стандартам жить нельзя, потому что высокая плотность выпадения цезия.

А в Японии почему-то до аварии (АЭС в Фукусиме) они тоже верили, что дальше 30 км радионуклиды не распространяются. И в какой-то степени это было правильно - ветер дул в основном в океан. Но вот однажды был ветер на континент, да еще и снег пошел, и возник вот этот вот известный пример деревни Итатэ. Она находится в горах. Это сельскохозяйственный регион. Там лес вокруг. Они охотятся на диких животных.

И в этой деревне, поскольку она была в 40 километрах, даже не стали измерять уровень выпадения цезия. Когда измерили и обнаружили, что уровень превышен, их не смогли эвакуировать ни в тот же день, ни через день. Люди еще месяц жили на загрязненной земле, потребляли загрязненные продукты ровно потому, что они не входили в действующий план эвакуации. Это был огромный скандал. Сейчас туда можно приезжать на время - там нельзя ночевать, но проехать мимо можно.

Так что подытоживая, по плану эвакуации Литвы скажу, что хорошо, что это сделано. Это первый шаг. Но это никак не снижает опасности атомной станции. Наличие йодных таблеток дома не гарантирует ничего. Это не какой-то магический скафандр или пилюля. Надо понимать, что меры по смягчению воздействия радиационной аварии являются именно мерами по смягчению. То есть, если авария произойдет, и все нормально среагируют, это, конечно не гарантирует от каких-то жертв.

- Я правильно понимаю, что вот эти 30 км - это какая-то мировая практика планов по эвакуации?

- Нет. В разных странах по-разному. Более того, в Европейском союзе идет специальный процесс по гармонизации стандартов по эвакуации. Потому что есть трансграничные атомные станции. Ну, например, Германия-Бельгия, или станция Кршко на границе Хорватии и Словении. И там в одном государстве 10 км зона эвакуации, в другом - 30. Это одна и та же станция. И в общем получается, что население одной страны более подготовлено к защите. Поэтому есть абсолютно разные цифры.

 

Полную версию интервью можно прочитать здесь


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 18.10.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.