«Люди в Хойниках говорят, что все равно здесь будут жить». В Минске прошел показ фильма «Бабушки Чернобыля»

Всю прошлую неделю в Минске шел кинофестиваль «Планетарий», во время которого показывали и обсуждали экологические темы.

Зелёный портал побывал на показе документальной картины «Бабушки Чернобыля», вызвавшего бурные дискуссии после просмотра.

 

«Мужчины все умерли, но не от радиации, а от алкоголя»

Техногенные катастрофы мощно впечатываются в сознание человечества, не давая ему забыть, как иногда слишком беспечно оно себя ведет. Трагедия на Чернобыльской АЭС до сих будоражит умы не только жителей постсоветского пространства, но далеких от этих проблем жителей других стран, вроде Северной Америки.

Именно оттуда прилетела режиссер Холли Моррис, чтобы снять историю почти сотни украинских женщин, отселенных из зоны поражения, но затем вернувшихся жить в родные места.

Трогательную историю о любви, смерти и опасности радиации прокомментировал теле- и кинопродюсер Илья Кузнецов. Он не принимал участие в производстве картины, но подкинул авторам идею, которая в итоге попала на большой экран и завоевала несколько фестивальных наград.

Фото - Ангелина Соболевская

«Я независимый продюсер, в основном работаю с немецким телевидением. Расскажу сперва, как познакомился с Холли – меня лет пять назад пригласили поработать для канала Discovery. Мы делали программу об Украине, 45-минутный документальный фильм, и мы в нем показали все самое интересное, что есть в стране, – украинский Крым, Одессу, Львов и Чернобыль.  Мы туда поехали с американскими авторами,  им показали всю обязательную программу, все шоу – в зону сейчас возят туристов.

Там нам долго рассказывали, как все это опасно, как нужно серьезно к этому относиться, какие меры предосторожности следует применять – ходить по асфальту, не трогать песок, не ходить в лес, не есть на открытой местности. И вдруг я говорю Холли: «А тут еще люди живут». Ведь в Украине и особенно Беларуси, где ситуация с радиацией намного хуже, тоже живут люди. Она сказала, что такого быть не может, тут же зона, огороженная колючей проволокой. В общем, очень заинтересовалась этой темой».

На Discovery Travel бабушек тогда не показали, потому что это был не развлекательный формат. Но с тех пор Холли хотела снять этот фильм, через пару лет опять приехала в Украину.

«Мы с ней поехали в Чернобыльскую зону, и она сделала большой репортаж для журнала More, который перепечатывался потом другими изданиями из Британии и Америки. И на базе этой статьи был создан фильм. В его съемках я уже не участвовал, потому что была концепция, что съемочная группа должна быть полностью женская. Режиссер и оператор были девушками, чтобы героини себя ощущали себя комфортно».

Фильм снимался исключительно в Украине, потому что в Беларуси было тяжело взять разрешение на съемки в охраняемой зоне.

«Холли давно мечтала показать этот фильм в Беларуси. Его в первый раз здесь показывают, раньше я его сам не видел, и мне он показался очень классным. Но это естественно – с такой натурой, с такими бабушками невозможно сделать плохое кино. И фильм, как мне показалось, даже не о радиации, а о силе духа женщин. Кстати, никто не задавался вопросом, где же мужчины? Это интересный момент, потому что мы по Беларуси тоже снимали несколько сюжетов – в деревнях остаются жить одни бабушки, в церквях тоже одни бабушки. Все потому, что мужчины все умерли, но не от радиации, а от алкоголя».

Илья говорит, что радиация в Беларуси демонизируется и ее последствия специально скрываются государством.

«Специально не продаются дозиметры, чтобы люди не знали вообще ничего. Кто знает уровень радиации в Минске? В это очень трудно поверить – 14 микрорентген в час. Если человеку в Чернобыльской зоне выдать дозиметр, то он вполне сможет отыскать «чистые» грибочки, а моховички и боровички – нет. Этого не делается ни у нас, ни в Украине. Я думаю, что это преступление на уровне государства».

Фото - Ангелина Соболевская

В Минске продюсер не измеряет излучение еды, но когда едет в зону, соблюдает все меры предосторожности.

«У меня есть дозиметр. В Минске измерял пару раз, вполне в пределах нормы. Но опять же, что касается радиации, когда мы с Холли приезжали снимать статью, нас встречала самая веселая женщина – Анна. У нее на столбе висит голова совы. Холли интересовалась, она – язычница и это такой ритуал? Оказалось, что сова ела цыплят, а Анна ее поймала и убила. Сильная оказалась женщина.

Был еще случай с разделыванием свиньи. У Анны были все руки в крови, она давала нам есть еще теплое сало. Мне пришлось брать на себя все: сало, водку и объятия. Было сложно отказаться от гостеприимства героинь.

Вы можете представить съемочную группу из четырех человек, которые приходят в дом женщин, как в музей, смотрят на бабушку. А она наготовила еды, поставила самогон, накрыла стол – а все боятся притронуться, что-нибудь съесть и умереть от радиации».

Илья считает такое отношение верой в миф, потому что даже если будешь жить в Зоне неделю и есть самые радиоактивные грибы и мясо диких животных, то не умрешь.

«Да, наберешь дозу радиации, но она будет не больше, чем от перелета в Нью-Йорк. Но этого никто не знает. Я говорю о том, что проблема у нас в том, что люди об этом не знают. А школы, я считаю, должны этому учить».

 

«Выращивают томаты с повышенным уровнем радиации и продают их в Гомеле»

Особое отношение Ильи Кузнецова к радиации вызвало неоднозначную реакцию у публики. Координатор Белорусской антиядерной программы Татьяна Новикова критически высказалась в адрес фильма.

«Я с большим уважением отношусь к этой инициативе, и к тому, что у удалось поехать и снять такой фильм. Но меня настораживает несколько утверждений, которые прозвучали прямо здесь. Говорю это от имени предполагаемой «бабушки» Островца, потому что наши дома находятся в 30-километрах от строящейся Островецкой АЭС, и деревни мало чем отличаются от Чернобыльских. Потому что они точно так же вымерли, одни бабушки там живут. Но не в этом же дело.

Этот фильм показал удивительную вещь – очень низкий уровень знаний людей о радиоактивности и о том, несет ли она опасность и какую. Здесь прозвучали слова про миф. Простите, Илья, но та тема, о которой вы высказались, не слишком хорошо вы знакомы. Вы сказали, что в Минске 14 микрорентген в час– это нормальный фон. Не бывает стабильного радиационного фона, он постоянно меняется. Есть некие пределы, в которых он может называться нормальным. Когда мы говорим о том, что съесть огурчиков у бабушек из Зоны и вы не умрете – это действительно так. Но на самом деле вещи, о которых здесь говорят, – это очень опасное явление, имеющее место не только в Украине, но и в Беларуси».

Фото - Ангелина Соболевская

Новикова считает, что радиация сильнее влияет на молодежь, чем пожилых людей.

«Бабушкам от 75 до 90 лет – это пожилые люди, на организм которых радиация оказывает слабое воздействие в силу того, что у них медленный обмен веществ. Совершенно другое воздействие, как говорила автор фильма, радиация оказывает на молодых людей и детей. Самое страшное воздействие – на эмбрионы и младенцев. Потому что клетки делятся, происходит очень быстрый рост организма, и поэтому он подвержен действию радиации. Мне кажется, что этот фильм нам показал, что грамотность в отношении радиоактивности нужно повышать. Как объясняют ученые, америций, плутоний и уран никуда не ушли. Они остались – и проблема осталась, и мы знаем о ней по-прежнему очень мало».

Что касается темы, что радиация демонизируется.

«К сожалению, с помощью дозиметра невозможно измерить радиацию. Потому что для измерения содержания стронция в продуктах питания недостаточно иметь счетчик Гейгера. С его помощью вы не получите точные данные о содержании стронция, цезия, плутония и других радионуклидов. Нужна спектрометрия. Это довольно сложная тема.

Невозможно точно утверждать, что тот уровень радиации, который вы имеете, безопасен. Особенно для людей, у которых больная щитовидная железа. Ведь йод-131 распался, а йод-129 нет, у урана не просто радиоактивная токсичность, но и химическая».

Новикова заметила, что картина вызывает у читателя ложное впечатление умиления перед героинями, которые живут в опасном месте.

«Бабушки живут там, потому что могут себе это позволить. Так вот проблема в том, что люди продолжают, живя там, выращивать продукты питания и поставлять их в «чистые» зоны. Так живет вся Гомельская область. Люди в Хойниках говорят: «Мы все равно здесь будем жить, будем выращивать продукты». Хорошо, выращивайте, но ешьте их сами. Люди собирают грибы, ягоды и везут их на рынок. Выращивают томаты.

Мы были в месте, где находится парник, в котором работают бывшие наркоманы – они жгут местные дрова, выращивают томаты с повышенным уровнем радиации и продают их в Гомеле. Это огромная проблема. И она особенно волнует накануне факта – в конце года в Островецкую АЭС завозят топливо, его облучат и у нас будет еще одна проблема, о которой мы должны будем знать и получать информацию».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 30.09.2018

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.