Шлях

«Пластик оставляет меньший углеродный след». Несколько удивительных уроков по гринвошингу от Coca-Cola

Против роста экосбора и с убеждённостью, что пластиковые бутылки полезнее стеклянных.

26.11.2019 Грамадства Аўтар: Наста Захаревич Фота: coca-colarussia.ru

Не так давно стало известно, что Совет Министров предлагает повысить плату за производство или ввоз пластиковой упаковки и отдельных товаров из пластика в два раза. Сейчас размер сбора составляет 180 рублей за тонну пластика, а если новое постановление будет принято, то компаниям придётся платить 360 рублей за ту же массу.

Планируется, что деньги будут поступать на счёт «Оператора вторичных материальных ресурсов», а он, в свою очередь, полностью направит их на совершенствование системы сбора пластиковых отходов. А совершенствовать есть что.

За последние десять лет процент отходов, попадающих на переработку в Беларуси, увеличился более чем в два раза, но этого всё равно мало. Сейчас на переработку идёт менее 30% отходов.

 

Производители против повышения сбора за пластик

Производители предсказуемо оказались не в восторге от предлагаемых нововведений. Представители некоторых компаний оставляли соответствующие комментарии на Правовом форуме Беларуси. Например, в союзе «Гильдия пивоваров» обеспокоены тем, что предлагаемая сумма сбора «соизмерима с экосбором в странах Евросоюза и будет самой большой среди стран-участниц ЕАЭС», и убеждены, что «ничего в приведённом обосновании не свидетельствует о перспективе увеличения сбора пластика».

«Ассоциация Европейского Бизнеса» тоже высказывает недовольство: «Увеличение суммы платы за организацию сбора, обезвреживания и (или) использования отходов товаров и отходов упаковки в 2 раза со 180 до 360 белорусских рублей негативно скажется на экономических показателях работы предприятий по производству питьевых напитков. Отнесение компенсации расходов предприятий на потребителя повысит цены на продукцию компаний, что в свою очередь снизит спрос (что также приведет к долговременным негативным экономическим последствиям)».

«Туровский молочный комбинат» не просто не согласен с повышением суммы сбора, а вносит встречное предложение: «С целью недопущения негативных последствий, считаем, что для полимерных материалов, используемых в качестве первичной упаковки продуктов питания, позволяющей значительно увеличить сроки годности продукции, необходимо применить льготный режим налогообложения».

Против роста так называемого тарового сбора выступает и «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия»: «Увеличение размеров платы для упаковочных материалов и упаковки по коду ТН ВЭД 3923 является необоснованным в сложившейся экономической ситуации. Более того, подобное увеличение является нелогичным, как с точки зрения планируемых изменений в Указ Президента Республики Беларусь от 11 июля 2012 г. № 313, так и обсуждения внедрения депозитной (залоговой) системы».

 minsknews.by

 

Хорошо для экономики, а с экологией всё сложно

«Кока-Кола» недавно представила оценку собственного влияния на беларусскую экономику в 2018 году. Например, по их данным:

  • компания обеспечивает 1,1% производства продуктов питания, напитков и табачных изделий
  • и 0,5% рабочих мест в пищевой промышленности,
  • а также 16% прямых инвестиций, накопленных пищевой промышленностью Беларуси.

Средняя заработная плата за этот период составила 1812,78 беларусских рублей, а налогов компания заплатила более 40 миллионов рублей.

Всё это действительно хорошо для экономики, но в воздействии компании на Беларусь есть один важный нюанс, и имя ему – пластик. Тот самый пластик, сбор на который хотят повысить.

 bbc.co.uk

 

Противоречия в позиции «Кока-кола»

Дело в том, что политика «Кока-кола» в этом вопросе не очень последовательна, и даже когда компания анонсирует какие-то экологические инициативы, слышится много упрёков в её адрес. Часто обвиняют в гринвошинге – попытке использовать экологическую повестку исключительно для увеличения продаж.

Причина этих обвинений в неудачном сочетании коммерческих целей и зелёных принципов, что в итоге выглядит противоречиво.

Например, сначала первый заместитель генерального директора компании Андрей Рощупкин заявляет, что использование пластиковой тары – это «наисерьёзнейшая и наиважнейшая проблема».  Но на вопрос, продолжает ли он считать, что пластиковая тара лучше подходит для пищевой продукции, чем стеклянная (в том числе по критерию безопасности), он отвечает утвердительно:

«Я считаю, что пластик в производстве менее затратен, оставляет меньший углеродный след, его легче собрать, переработать и использовать. Более того, я всегда тем, кто говорит другое, отвечаю, что в здравоохранении разве все согласны, чтобы назад вернуться на стекло в шприцах и капельницах?».

Идею о том, что пластик якобы безопаснее стекла, Рошупкин высказывал ещё в январе этого года. Тогда он тоже ссылался на медицинскую отрасль, где шприцы и тару для многих растворах теперь делают из пластика, а не из стекла. Также он говорил о том, что производство пластика менее опасно в сравнении с производством стекла.

Тем не менее, в 2018 году в журнале Frontiers in Chemistry было опубликовано исследование, для которого учёные изучали образцы из 249 бутылок с питьевой водой, купленной в разных странах. В 93% случаев в воде был микропластик – мелкие частицы синтетического полимера. В среднем в одном литре жидкости было 325 частиц.

Сейчас в «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия» все линии работают на пластике. «У нас в своё время была одна линия розлива в стекло, но мы были вынуждены от неё отказаться», – рассказывает Андрей Рощупкин.

 

Депозитная система – тоже плохо

Ещё один интересный пункт в политике «Кока-кола» – это недовольство будущей депозитной системой. Впрочем, Рощупкин высказывается очень интересно:  сначала говорит, что ни он лично, ни система «Кока-кола» не выступают против депозитной системы, но после этой декларации долго и по пунктам рассказывает, почему такая система – зло.

Он предъявляет претензии к тому, как разрабатывается депозитная система именно в Беларуси:

«Первые экономические выкладки говорили, что будет 7 копеек за сбор одной единицы тары и отдельно 20 копеек – это залоговая стоимость. Такая была экономическая модель. Правда, саму модель никто не видел – она вроде есть, но это такая тайна на уровне «совершенно секретно», и её никому не показывают.

Последнее экономическое обоснование говорит, что будет три копейки за бутылку. Я не знаю, как можно ошибаться в два с лишним раза в таких вещах, но, на мой взгляд, в самом проекте указа заложен очень опасный вариант. Проект указа можно было написать таким образом: «Всё решает Совмин». Правда, оппоненты говорят, что это всё очень хорошо и что можно будет быстро реагировать на изменяющуюся ситуацию».

Жёлоб в таромате, в который вкладывается тара. Фото – Наста Захаревич

 

Решения принимают непрозрачно

Претензии к непрозрачности принятия решений звучат справедливо. О важности открытого диалога между бизнесом и государством недавно высказывалась и Ия Малкина, бывшая замминистра Министерства природных ресурсов: «Мы должны не воспринимать идеи друг друга в штыки, а постараться найти компромиссное решение, которое поможет развиваться бизнесу и комфортно проживать населению. Нельзя забывать о людях.Что  бы мы ни делали, она может либо стимулировать наши действия, либо им препятствовать. Государство должно отрабатывать свои функции, обеспечивая компромисс между всеми слоями общества».

Но другие рассуждения Рощупкина показывают, что его критика касается не механизма принятия решений, а депозитной системы как таковой. 

«Вопрос на самом деле в том, насколько та или иная система является эффективной с точки зрения сбора. По моему мнению, депозитная система является самой дорогой системой по сбору в мире.  У нас в стране после введения этой системы будет параллельно существовать две системы: та, которая есть сейчас, и та депозитная система, которую введут. Например, молочная тара в неё не войдёт, и весь остальной пластик тоже будет собираться контейнерным сбором. А содержать две системы - это очень дорого».

Так в чём всё-таки проблема? В непрозрачном принятии решений или в депозитной системе самой по себе? Такие противоречия в высказываниях вызывают всё больше вопросов. Чего же на самом деле хочет «Кока-кола»?

«Coca-Cola. Это ваше?» Фото – greenpeace.org

 

«Мы можем влиять на то, что зависит от нас». Компания о своём вкладе в экологию

«Coca-Cola Company» опубликовала данные о том, сколько пластиковой тары она производит ежегодно – три миллиона тонн. «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия» в 2018 году произвела 3 522 тонны пластиковой упаковки, а за первые три квартала 2019 года – 2 185 тонн. По результатам аудита, проведённого волонтёрами в 51 стране, «Coca-Cola Company» снова признана главным пластиковым загрязнителем на планете.

Справка: Сбор за 3522 тонны пластика в 2018 году составил 633 960 рублей. Если размер сбора увеличится вдвое, за такой же объём компании придётся заплатить 1 267 920 рублей.

«Мы можем бесконечно обвинять людей в неправильном поведении и разбрасывании мусора где попало, но это вряд ли поможет, если корпорации продолжат продавать нам товары в одноразовой, неперерабатываемой упаковке. Проблема загрязнения пластиком решится, когда компании будут продавать качественный товар в минимальной упаковке или без неё», говорит Алексей Киселёв, руководитель токсической программы российского отделения Greenpeace.

Андрей Рощупкин говорит, что в Беларуси Кока-Кола постоянно принимает меры по снижению количества используемого пластика: «Снижается вес бутылки и вес пробки. Мы уменьшаем объём пластика на тонны. Другое дело, что мы можем влиять только на те факторы, которые зависят от нас. Если говорить о том, что мы в этом плане хотим сделать, то у нас есть по крайней мере четыре направления, в которых мы уже начали работать. Мы присоединились к программе ПРООН, которая направлена на выработку мер по воздействию и улучшению сбора, а также работаем над проектом, связанным со сбором и переработкой ПЭТ, который будет реализован в Каменецком районе.

Мы в стране в целом делаем большие акции – много лет поддерживали акцию «Зробім», сделали свою акцию по сбору. Мы делаем достаточно много и в рамках страны, и в рамках того, что система делает в целом.

Мы готовы использовать в производстве возвратный ПЭТ, привлечь всех возможных экспертов, чтобы создать модель, и в принципе мы имеем договорённости с нашими коллегами по отрасли о том, что мы готовы софинансировать создание модели депозитной системы и её анализ».
 econews.com.au

 

Получится ли усидеть на двух стульях?

Тем, что происходит в сфере обращения с пластиком сейчас, Рощупкин совершенно не доволен: «Более 15 лет у нас существует расширенная ответственность производителей, а ничего существенного с точки зрения технологии по переработке пластика в стране не сделали. Когда была возможность работать напрямую производителям и тем, кто занимается переработкой, были попытки сделать какие-то вещи с высокой добавленной стоимостью. На сегодняшний день у нас производители могут сделать флексу и продать её в Китай или в Россию».

Есть у него претензии и к ЖКХ, по его словам, министерство не может ответить на вопрос, сколько пластика образуется в стране, и никак не может объяснить, какой процент средств, собранных «за пластик» направляется непосредственно на сбор пластиковых отходов.

Отчёт по затраченным средствам даёт «Оператор вторичных материальных ресурсов»: «За 2018 год на сайте Оператора указано, что было использовано только 90% средств. А что так? А почему не 99,(9)?».

Эти вопросы справедливы и должны звучать. Если есть целевые сборы, они должны использоваться по назначению, и запрашивать у государства отчёт – вполне логично. Но в контексте того, что Рощупкин изначально считает пластиковую тару наилучшим вариантом, эти вопросы скорее напоминают попытку подогнать решение по готовый результат.

Результат тут – нежелание отказываться от пластика или повышать на него затраты, а решение – причины, по которым это можно делать и не выглядеть при этом как пластмассовое лобби. Всё-таки с ростом всемирной озабоченности пластиковым загрязнением репутация компании серьёзно страдает, и компания пытается всячески убедить потребителей, что на самом деле она очень заботится об окружающей среде.

Вот и получается, что пластик якобы полезнее стекла, но при этом проблема пластикового загрязнения – это ужас-ужас. Депозитная таровая система – самая дорогая в мире и не очень эффективная, но «Кока-Кола Бевриджиз Белоруссия» готова софинансировать её разработку и анализ. Но зачем финансировать то, во что не веришь? Зачем сокращать количество пластика, если с ним и так всё в порядке? Иногда усидеть на двух стульях оказывается особенно сложно. Посмотрим, получится ли у «Кока-кола».


ІНШЫЯ НАВІНЫ РУБРЫКІ

Падзяліцца: 26.11.2019

Перадрук матэрыялаў магчымы пры абавязковай наяўнасці зваротнай і актыўнай гіперспасылкі.